Анна Степановна Миленина: Вся жизнь в трудах и заботах

November 18, 2011, Размещено admin 02:07 | No Comments

Анна Степановна Миленина.

Русские женщины… Какими словами можно выразить те трудности и испытания, которые выпали на долю многим из них? Особенно тем, кто испытал все ужасы военного да и послевоенного времени тоже.

Анна Степановна Миленина (на снимке) — старейшая жительница деревни Сеньково. Там родилась, вышла замуж. Ждали появления на свет первенца. Но война — безжалостная, беспощадная, бесчеловечная — все чаяния молодых людей свела на нет.

В двадцать лет молодая женщина проводила мужа на фронт, да так и не дождалась — получила похоронку. Через два месяца родилась дочка.

— Много нас, вдов, тогда было. Многие имели по пять-шесть детей. А тут еще передовая недалеко от нас проходила, — со слезами на глазах вспоминает женщина. — В деревне — немцы, в Архангельском — наши. И вот палят… Земля взрыта, в огородах — окопы… Натерпелись мы страху…

Собрав детей, всей семей, да, впрочем, и деревней, стали отступать. Детей везли по снегу в тазах. Мама, а отец и шесть дядей ушли на фронт, не сберегла своего малыша, и он замерз. Много таких случаев было и в других семьях.

Вернувшись в деревню, все силы бросили на то, чтобы помочь солдатам прогнать фашистов с родной земли. В тылу тоже работы хватало: даже пахать приходилось на поле, где попадались мины. Миленина была награждена медалью «Труженик тыла», а этого не каждый удостоился.

После войны легче не стало. Разрушено было все — и дома, и общественное хозяйство. А кому все это восстанавливать? Остались женщины и дети. Им-то на своих плечах и пришлось все тянуть да лиха хлебнуть.

Анна Степановна трудилась не меньше других. И кладовщицей была, и бригади

ром. Бывало, трактористов кормить надо. А чем? И ведь как-то находила выход из положения.

А о себе женщина рассказывать стесняется. Больше о других говорит. Например, о своей соседке Насте, с которой смолоду вместе трудились: и косили, и на себе все носили — лошадей-то не было.

— Так вот, эта Настя — одна — из Германии табун лошадей гнала. Ночью гнала, а днем в укромном месте пасла. За это нам двух лошадей и выделили, — рассказывает Анна Степановна. — И на волах пахали, и на коровах… А те от голода в поле падали. Как бы тяжело ни было, а хозяйство со временем восстановили. Все в колхозе было. Да и нас, молодых, по путевкам посылали отдыхать. Почетно было называться тружеником. А сейчас? И куда только все делось? Ведь ничего от нажитого не осталось…

Да и та Настя умерла несколько лет назад, а хоронить-то и некому. На лошади на кладбище и отвезли. Вот она — жизнь.

Т. Жучкова, Е. Карев
«Приокская нива»
01.06.2011

Related posts

No comment yet.

Ответить