Жители Глазуновки отстояли свое право на чистый воздух

May 24, 2012, Размещено admin 16:58 | No Comments

Ирина Кривошейкина.

В райцентре Глазуновка впервые за новейшую историю Орловщины прошел референдум, на котором жители высказались за запрет строительства в поселке хранилища вяжущих отходов.

Смутные подозрения

Небольшой поселок Глазуновка расположен недалеко от Орла на юге региона. В советские времена он славился роскошными колхозными садами. Сейчас они поредели, но весной здесь все равно невероятно красиво. Да и сам поселок оставляет самое лучшее впечатление — чистый, ухоженный, буквально утопает в зелени и цветах. Возможно, первое впечатление и предопределило выбор бывшего учителя Ирины Кривошейкиной, шесть лет назад вместе с супругом переехавшей сюда из Красноярска. Именно она и возглавила борьбу местного населения против строительства хранилища жидкого битума.

— Все началось в 2009 году, — вспоминает Ирина Кривошейкина. — Смотрю как-то — рабочие расчищают пустырь, явно под строительство. Подошла, поинтересовалась, что будут строить. Мне не ответили — и вообще вели себя как-то подозрительно. Меня это насторожило, тем более что я знаю, каково жить в промышленном центре.

За информацией активная пенсионерка отправилась в поселковую администрацию. В официальном ответе занимавшего тогда должность главы поселка Сергея Шамрина было сказано, что на интересующей общественность улице Полевой «проводятся подготовительные работы по благоустройству данной территории». Впрочем, Кривошейкиной там же «шепнули» — инвестор из Рязанской области хочет построить хранилище вяжущих отходов. А план реализуется с согласия администрации района.

— Я подумала: зачем Глазуновке, где нет асфальтового завода и крупного производства, жидкий битум? — говорит Ирина Сергеевна. — Да, асфальтовый завод тут раньше работал, но его уже давно нет. К тому же площадка под строительство хранилища всего в 150 метрах от детсада. Наверное, это сыграло решающую роль — я же учитель, я не могу допустить, чтобы обидели детей.

Неравнодушная женщина поделилась опасениями с соседями и сколотила из них инициативную группу, став ее лидером.

За годы состав группы разросся от нескольких человек до нескольких сотен жителей. Но в 2009 году голоса противников строительства, вероятно, показались районным властям слишком слабыми. Кривошейкина пришла на прием к главе райадминистрации Александру Сизову и потребовала показать документы на строительство хранилища. А ей указали на дверь.

Процесс пошел

Действующий глава района Сергей Шамрин рассказал, что разрешительных документов в 2009 году инвестор еще не получил. Процесс, видимо, проходил на некоем уровне устного согласования с районными властями. Официально факт строительства хранилища не был подтвержден. И потому жители формально сражались с «ветряными мельницами». А участок площадью в три гектара на законных основаниях сдали в аренду. И кто знает, как бы все повернулось, если бы не Кривошейкина с ее инициативной группой. Активисты засыпали инстанции запросами и заявлениями. Усилия не прошли даром.

— В то время нам очень помогли Роспотребнадзор и природоохранная прокуратура, — рассказывает Ирина Сергеевна. — Они провели проверку и нашли много нарушений, в том числе отсутствие необходимой документации. Строительство объекта было остановлено, и мы посчитали свою миссию выполненной.

Более того, природоохранная прокуратура по наводке жителей нашла в поселке три ямы с битумом, оставшихся от почившего в бозе асфальтобетонного завода. Они тоже представляли собой угрозу экологии и здоровью жителей. Прокуратура обратилась в суд, через него обязав местные власти ликвидировать ямы и утилизировать опасные отходы производства. Общественность праздновала победу. А в 2010 году работа по расчистке пустыря под строительство возобновилась.

— Я снова побежала в администрацию района, — вспоминает Ирина Кривошейкина. — А мне там сразу показывают документы — дескать, все законно. Оказывается, когда мы успокоились, инвестор все официально оформил и получил необходимые разрешения. Мы написали в прокуратуру, а она тоже сослалась на эти документы и прислала необнадеживающий ответ.

С того момента состав инициативной группы начал расти. Пожалуй, все в поселке знали о развернувшейся «войне» — так здесь до сих пор называют происходившее. Районные власти явно были не на стороне общественности. Активисты пошли дальше: сначала в областное правительство, затем — в администрацию президента. Писали в прессу, в надзорные инстанции — не помогало ничего.

Однако и инвестор не торопился со строительством. Возможно, коммерсанты надеялись договориться со своими противниками или, может, опасались бурного протеста? Как бы то ни было, но в 2010-2011 годах заметных и значимых «военных действий» не происходило. Разве что у Кривошейкиной ухудшилось здоровье, хотя с нее можно брать пример и молодым — несмотря на годы, занимается спортом, совершает пробежки и километры проезжает на велосипеде. Но тут не выдержал организм, и пришлось лечиться.

Вопрос вопросов

В ноябре прошлого года губернатор Александр Козлов приехал в Глазуновку и встретился с местными жителями. Зал был полон. Там ему и рассказали о проблеме. «Какое еще хранилище? — искренне удивился глава региона. — Почему я ничего об этом не знаю? …А почему в Глазуновке? Кто решение вообще такое принимал, когда? Я вам так скажу — не будет в Глазуновке никакого хранилища битума, не нужно оно нам. И ни в каком другом районе не будет».

К тому времени власть в Глазуновском районе поменялась. Александр Сизов возглавил областное управление ветеринарии, вместо него выбрали Сергея Шамрина. Так что поручение губернатора — не допустить строительства хранилища — выполнял уже он. Встал вопрос: как это сделать? Инвестор закон не нарушает, документы в порядке, земля арендована на несколько лет вперед. Кроме того, инвестор вложил в участок миллионы рублей, кто возместит потери?

— Тогда и решили провести референдум, — рассказал Сергей Шамрин. — Но дело оказалось непростое. В нашем регионе никто референдумов не проводил. Не было опыта, на который можно опереться. Действовали «на ощупь”, осторожно, тщательно выверяя каждый шаг с юридической точки зрения. По обращению инициативной группы решение о проведении референдума приняли депутаты.

По признанию главы поселка Виктора Григорьева, сложнее всего было не организовать сам референдум, а придумать вопрос, который следовало на него вынести. Не каждое слово русского языка, как выяснилось, закон разрешает при этом использовать. А сам вопрос необходимо сформулировать так, чтобы он не допускал двойной трактовки. В противном случае результаты референдума можно оспорить в суде.

— Формулировку вопроса переписывали не раз, — говорит Виктор Григорьев. — Надо было не только уложиться в нормы закона, но и сформулировать его понятным для жителей языком. И то многие так и не разобрались и, что называется, поставили крест не на том. Я уверен, что только по этой причине 11 процентов проголосовавших высказались за строительство.

Однако почти 88 процентов участников референдума проголосовали против возведения хранилища. Дословно вопрос был сформулирован так: «Согласны ли вы с тем, что должно быть запрещено строительство хранилища вяжущих материалов по адресу: поселок Глазуновка, ул. Полевая, 7ж”? И два варианта ответа: «да» и «нет». По подсчетам избиркома, в голосовании приняли участие 3 358 человек, из них 2 951 ответил утвердительно.

Двойное дно

По словам Сергея Шамрина, представители компании-застройщика не возражали против проведения референдума и с результатами знакомы. Хранилище обещают не строить — референдум согласно закону является высшей степенью волеизъявления народа. Судьба участка должна определиться в ближайшее время. Возможно, появится новый инвестор и построит там, к примеру, заводик по переработке сельхозпродукции. Благо в районе ее достаточно. Однако членов инициативной группы не отпускают сомнения.

— Я многое повидала и привыкла ничему не удивляться, — говорит Ирина Кривошейкина. — Не раз лично убеждалась, что любой запрет можно обойти, причем на законных основаниях. Вот и сейчас думаю: а не перенесут ли строительство хранилища в другое место, но в нашем поселке? Ведь как звучал вопрос референдума? Там был указан адрес, и жители высказались против строительства объекта именно по этому адресу. Перенеси строительство в другое место, и придется проводить новый референдум, так что ли?

Впрочем, в администрации района корреспондента «РГ» заверили, что жителям волноваться не о чем, а вопрос решен окончательно.

Кстати

Аналогичный случай в поселке Глазуновка произошел в конце 1980-х годов. Тогда инициативная группа местных жителей потребовала ликвидировать склад минеральных удобрений, построенный в 200 метрах от детсада. Борьба продолжалась более пяти лет, и жители также писали во все органы власти, включая Кремль. Их усилия были вознаграждены — склад закрыли.

Прямая речь

Александр Семкин, заместитель председателя комитета по законодательству, государственному строительству и правопорядку Орловского облсовета:

— Правовая возможность проведения референдума как прямого волеизъявления населения предусмотрена федеральным законодательством и уставами муниципальных образований. На территории Орловской области это первый случай, когда жители, проявляя гражданскую позицию и сознательно используя правовые механизмы, обратились к такой форме голосования. Нет таких примеров и в соседних регионах. При этом стоит отметить, что согласно уставам муниципальных образований решение, принятое на местном референдуме, является общеобязательным и не нуждается в дополнительном утверждении органами государственной власти либо местного самоуправления.

Денис Передельский
Российская Газета
24.05.2012

Related posts

No comment yet.

Ответить